Нейрографика - все что надо знать о методе. Презентация от 07.06.2019

Нейрографика - все что надо знать о методе. Презентация от 07.06.2019

«Сегодня у нас очень обыкновенный вечер, потому что я сегодня не могу выпустить маркер из рук. Он у меня все равно всегда с собой, иногда я не понимаю, я держу маркер, или маркер держит меня. Но тем не менее, смысл сегодняшней встречи не про рисование. Он про эффекты рисования, которые появились в моей жизни, которые в том числе появились в вашей жизни, раз вы здесь. Так же про тех людей, в жизни которых нейрографика со всем своим волшебным объемом, потенциалом появится в ближайшие годы. Почему годы? Потому что презентация, которую я сейчас для вас приготовил, она новая, она по результатам июня 2019 года».

Эта презентация не менялась 3 года. Но в ИПТ есть профессионалы разного рода. Например, специалисты. Это самый большой отряд профессионалов в нейрографике. Они имеют право рассказывать про нейрографику, выступать на презентациях и фестивалях.

«И как будто я больше всех должен вам рассказывать о том, из чего сейчас нейрографика состоит в достижении. Три года я этого не делал, потому что мы наполнялись до тех пор, пока не пришли к этой точке. Точка наша уже достаточно высока. Мы уже на топ-вершине, и уже очень много вещей произошло. И сегодня я вам расскажу все, что надо знать о нейрографике, о состоянии нашей школы на данный момент».

 

«Я веду свою трансляцию из Петербурга, который является столицей нейрографики. Я в своё время переехал жить в Санкт-Петербург как раз для того, чтобы сказать: «Нейрографика должна базироваться здесь, потому что, Петербург, это такая северная звезда, место, где очень много искусства, очень много роскоши, очень много такой душевности, очень высокий полет здесь души, мысли, сознания у людей. И мне очень хочется, чтобы нас воспринимали, как некоторое явление Санкт Петербурга».

«На самом деле, я посвящаю всю эту работу, своей дочери Капитолине Павловне Пискаревой, которую очень люблю. Я счастлив, что она тоже рисует. Рисует уже пять лет, с самого начала. И все-все-все, что я делаю через нейрографику, посвящается ей».

Смысл, энергия, творчество

Нейро значит мозг. Графика обозначает графическую часть искусства, это основная часть пластического искусства. В нейрографике сошлась пластика руки, пластика арта, пластика эстетики с мозгом, со смыслом, с человеческим бытием.

Смысл, энергия, творчество - это три ключевых слова. Это поворот мира с опорой на маркер.

«С детства я слышу фразу: “Дайте мне точку опоры, и я переверну мир”. Я вот много, наверно 50 лет, 45 лет точно, я думал:
«Что за точка опоры? Как можно перевернуть мир? Вообще, откуда такая фраза, как ее можно было произнести вообще и еще написать?» И вот сейчас я понимаю, что такая точка опоры – это кончик маркера, он совсем тонюсенький, но с опорой на него можно повернуть мир, можно сделать что-то такое, что в жизни все начинает меняться».

    

У нейрографики уже есть в космосе своя настоящая звезда с одноименным названием. У нее есть очень точные астрономические координаты. Для того чтобы эта звезда появилась, судьба преподнесла нам явление по имени Павел Пискарёв, Ph.D.

«И в общем-то любой человек, который приходит в наше пространство, может запросить у меня возможности, слетать на нашу звезду. Мы выделим там участок под дачу, больше, чем 6 соток. Эта звезда была подарена лично мне, на самом деле всем нам. Подарена первым инструкторским курсом 2017 года, на выпускной вечер. Такой подарок преподнесли коллеги. Было очень приятно, забавно. Теперь у нас есть свое место в космосе. Она сияет и днём, просто Солнце больше света даёт, а звезда продолжает сиять круглые сутки».

 

На 29 августа 2019 года запланирована защита докторской диссертации Павла Михайловича. У него изменится статус в науке, тем не менее он пока ещё  Ph.D, топософ, психолог, архитектор. И это соединение некоторых субличностей, профессиональных идентификаций дало возможность, создать то явление, которое называется нейрографика.

На базе этого явления Павлу Михайловичу удалось собрать многие другие свои прежние разработки. Все они существуют в Институте Психологии Творчества, который был зарегистрирован в 2010 году.

«У меня много статусов, много социальных точек соприкосновения с разными сообществами. Я их очень люблю потому, что люблю сообщества, людей, профессиональную жизнь. Сам себе задаю иногда вопросы: “Когда я все успеваю?” Ответа на этот вопрос у меня нет. Я не знаю, как я все успеваю. Знаю только одно, что я рисую, что я люблю жить, люблю создавать новое. А мотив для создания нового всегда происходит от какого-то постоянного, регулярного личного участия в жизни. Поэтому у меня много откровений, не останавливающийся поиск. Я вам так скажу, если мне сейчас 53 года,  последние тридцать девять лет я системно занимаюсь медитацией. С 14 лет я активно занимаюсь медитацией, осознанно включен в поиск. Но сейчас, когда думаю о себе, мне кажется, что все началось намного раньше. Даже раньше, чем я встретил своих родителей в этой жизни. И то, что существует нейрографика, это некоторое явление, которое является отражением судьбы. Во многом я себе говорю, что возможно это миссия, ради которой я пришел в этот мир».


Нейрографика родилась 29 апреля 2014 года в авиаперелете, когда Павел Михайлович летел в самолете из Москвы в Израиль, в аэропорт Бен-Гуриона, В небе над Иерусалимом, высоко над облаками, и родилось это слово в его сознании.

«Сейчас это кажется правильной волшебной историей. В общем-то чудесно, когда что-то родится. И это происходит там, высоко над землей».

 

«Вчера мы рисовали воздушные шары на день воздухоплавания. Это история о преодолении гравитации, о том, что там наверху, где ты не обременен жизненной тяжестью, существует какой-то другой тип жизни, другой тип мышления. Это одна из находок, подниматься туда, где разреженный воздух, для того чтобы получать свои ответы. Может быть поэтому многие пророки стремились на вершину. Сейчас проще, взял билеты, и ты уже высоко над облаками летишь. Там иногда посапывают люди, но кто не спит, кто бодрствует, тому приходят в голову свежие мысли, священные идеи».

Рождение нейрографики

29 апреля 2019 года все любители нейрографики отмечали пятилетие метода. За 5 лет нейрографика стала, по словам Павла Михайловича, самым быстро развивающимся психологическим методом в мире.

«И это очень удивительно потому, что, если исследовать историю психологии в целом, все это бы пробиралась с трудом, все как бы с трудом проникало в сознание, все это требовало каких-то мук. У нас идет так, как должно складываться в сказании, в мечте, когда вещи происходят сами, просто потому что они находят отражение в сердцах людей».

Сейчас специалисты и инструкторы нейрографики, то есть уже подготовленные профессионалы, работают в 38 странах мира. Преподавание идет уже на 5-ти языках: русский, английский, немецкий, иврит и испанский. Также развиваются курсы на французском и болгарском. Скоро уже будут обучаться на итальянском. Возможно, на каких-то еще языках. И так это уже семь языков. Но тем не менее, в 38-ми странах преподавание уже идет на пяти языках. Это более 8000 сертифицированных пользователей, 1200 сертифицированных специалистов, 425инструкторов прошлых выпусков вместе с инструкторами этого года.  И больше 25 тысяч людей во всем мире рисуют нейрографику.

«Я думаю, что это интересно, в том числе потому, что мир находится в опасности. Люди сдались машинам. Одна из миссий нейрографики – вернуть людям человечность и одно из уникальных человеческих качеств, умение писать. Это то, чего нет ни у кого, то, чему нельзя научить никого другого, кроме человека».

За последние 20 лет, в третьем тысячелетии люди все меньше пишут. Меньше людей умеют писать, все печатают на электронных устройствах. Письмо – это мелкая моторика, это тот навык, который людям формирует кору головного мозга. Он формируют высшие психические функции и работает напрямую с мозгом.

«И когда люди бросили в свое время перо, карандаш, маркеры и перешли на клавиатуру, они как будто сдались и стали сильно упрощаться. Может быть это одна из причин такой общей гуманитарной деградации людей, упрощение. И люди, которые рисуют нейрографику, они как будто снова берутся за каллиграфический почерк, они опять возвращают себе некоторую человечность. Они как бы включают работу с мозгом через руку, через кончики пальцев, через маркер на кончике мышления. Это очень интересно, потому что, в том числе, это некоторое средство спасения».

Нейрографика во всех смыслах находится в авангарде третьего тысячелетия.

Стоит сказать о том, что нейрографика – это культурный феномен. На слайде выше эта мысль раскрывается.

Есть много определений что такое нейрографика, потому что феномен большой, как вы видите. Это и акт творения, и технология творчества, и уникальный графический код вселенной. Павел Михайлович утверждает, что в визуальном смысле вся вселенная устроена одинаково, что мир состоит из кругов и линий, а круги и линии резонируют между собой. Это является концептуальным заявлением метода. И это рекомендуется запомнить. Так можно говорить о космосе, о клетке, обо всем живом. Так можно говорить обо всем, из чего состоит мир природы.

«Наверно так нельзя сказать о мире такой логистики, которая должна штабелями складываться в прямоугольных помещениях, но живой мир состоит из кругов и линий».

Кроме того, нейрографика – это научное произведение. Современный мир, во-первых, не существует без научного мировоззрения, без научного приложения. С другой стороны наука помогает нам быть адекватными, трезвыми, нормальными, чтобы это было не какое-то тотальное увлечение непонятно чем. Это реальное изыскание связи с большими разными дисциплинами. Это очень практический метод. Те, кто рисует нейрографику, возможно, уже сами убедились в этом. Особенно те, кто уже прошел хотя бы курс пользователь и специалист. Они понимают и чувствуют на себе, в каждом рисунке какую-то практику этих изменений.

Некоторые люди называют нейрографику визуально кинестетическим моделированием. То есть с помощью глаз: визуального восприятия, визуального схватывания, визуального контакта с миром, – и телесности можно создавать новую реальность.

Мы сами создаем, моделируем новую реальность, каждый из нас. Реальность эта, конечно, существует на уровне организации нейронной среды. Например, коллеги из нейролингвистического программирования называют нейрографику визуально кинестетическим моделированием. С помощью нейрографики происходит организация новых и переорганизация старых нейронных связей. Происходит создание новых нейронных кластеров. Так происходит создание новой действительности, потому что любая внешняя реальность – суть отражения внутреннего состояния. Она является проекцией тех фокусов сознания, которые активированы у человека внутри.

Нейрографика – это социальная практика еще потому, что она собираем людей вместе. Например, во время онлайн-трансляции на этом вебинаре собралось почти 350 человек. А это уже социальная практика. Люди общаются. Каждую неделю сотни и тысячи людей во всем мире рисуют и общаются. Они собираются в группы и обмениваются своими надеждами, силами, навыками; дружат, любят друг друга, уважают друг друга. Это удивительный феномен с точки зрения качества коммуникаций внутри среды рисующих нейрографику. И уже замечено, что все больше добра происходит от того, что происходит вокруг этого метода.

Нейрографика – это эстетический коучинг. Это понятие принадлежит Павлу Пискареву и Институту Психологии Творчества. Если это перевести на простой язык, то звучать это будет так: «Как с помощью красоты строить свое будущее». И, конечно, это стиль в искусстве.

«Мы являемся творческим объединением при союзе профессиональных художников России, само это объединение международное, мы уже признанный коллегами профессионалами стиль в искусстве».

Нейрографика – это культурный феномен. Что это значит? Культурный феномен означает, что в нашем сообществе существуют все элементы культуры.

«Культура – это ведь не простое слово, эта целая наука, а у науки есть элементы, по которым определяется ее полноценный состав. И нельзя всё подряд называть культурным феноменом».

В нейрографике есть свой язык, целый набор терминов, целый набор определений. 

«У нас есть своя этика. Специалисты, инструкторы, супервизоры. У нас есть система взаимоотношений. Техника у нас как-то будто бы бесконечна. Очень много удалось придумать мне. И каждый раз наши инструкторы предлагают какие-то новые приемы и методы, способы, формы и так далее, в этом смысле техника у нас очень богатая».

Нейрографика уже вписана в науку и опирается на большой состав наук.

«У нас есть своя история, есть своя энергетическая практика. Вот тот набор и мир потоковых состояний, которые суммарно создают весь энергетический эффект и потенциал, который заложен в нейрографику».

Нейрографика – в авангарде 3-го тысячелетия

Нейрографика  дает много эффектов: радость, согласие и взаимопонимание, вдохновение, творчество, поток, покой, потоки счастья и многое другое.

«Когда я писал эти слова, то спрашивал себя, и всегда спрашиваю: “Насколько это верно? Насколько это ложно? Насколько я могу это с чистой совестью произнести людям?” Или это какие-то лозунги, пафосы, призывы? Все на самом деле. Мы радостные и между нами есть согласие и взаимопонимание. К вдохновению мы приходим технологически».

«Заметьте, нейрографика – это метод, который технологически приводит человека к вдохновению, независимо от того, что является поставленной перед ним задачей или проблемой».

Сообщество рисующих нейрографику занимается творчеством. Эти люди творят новую реальность. Покой в мире множится от того, что много тысяч людей, приобщившись к нейрографике, просто заняты своим делом, вместо того, чтобы сеять невроз и тревогу.

«Это, правда, что мы находимся в потоке, ну и как бы коэффициент счастья на планете от нас пребывает. Это очень приятно, и это правда».

Этот мир надо менять, но начинать надо с себя. И вот это такая практика, когда очень удобно начиная с себя, каждый раз работая над собой. Сообщество нейрографов умножает потоковость и счастье в этом мире.

«Мы управляем, мы работаем в мире эмоционального интеллекта и в мире эстетического интеллекта. Это очень красиво, потому что это такие вещи, которые объявлены еще в конце 20 века. Сказано, что у человека есть эмоциональный интеллект, и люди пытаются эмоциональный интеллект решить вопросами рационального интеллекта, как-то управлять эмоциями. По-моему, все очень просто - возьми любую проблематику, переведи её каким-нибудь образом в состояние решения, счастья, вдохновения, и значит ты владеешь своим эмоциональным интеллектом. Не он владеет тобой, а ты владеешь им».

И вот это самое важное - при решении рациональных задач наладить отношения дома, встретить близкого человека, найти отношения с ребенком, с начальником, поправить свое здоровье, затеять какую-то историю улучшения благосостояния семьи и себя, и прочее-прочее. Какие только проблем уже не решают люди, рисующие нейрографику. Набор кейсов и набор историй можно прочитать на официальном сайте Института. Их так много, что просто не успеваешь читать.

Что же такое нейрографика, что же такое авангард? Авангард – это наука, искусство и управление в одном лице.

«Более того, сейчас я вам расскажу некоторую культурологическую историю, откуда произошло слово «авангард», и почему я называю нас авангардистами, почему считаю себя художником-авангардистом. Именно так я себя позиционирую».

В военной терминологии, в терминологии батальных дел, в милитаристской терминологии, авангард – это те, кто впереди всех, которые встречаются с неприятелем, которые ведут разведку, которые идут впереди всех. И человечество всегда идет вперед. И авангард – это те люди, которые находятся на самом переднем крае движения человечества в будущее. И никто не знает, какое оно, это будущее. Но авангард существует, и впереди этого кто-то есть.

Термин «авангард» предложил когда-то француз Анри Сен-Симон, просветитель. Один из людей большого ума, людей, которые заложили просвещение в целом. А мы все продукт просвещения просто потому, что мы любим учиться. Потому, что наше образование – это обучение. То какие мы есть – это результат обучения.

Мы все – продукты эпохи просвещения. И Сен-Симон, один из великих людей просвещения, определил когда-то, что в авангарде человечества стоит такое триединство: художник, ученый и рабочий. И в союзе художника, ученого и рабочего ведущую роль Сен-Симон отвел художнику.

Удивительно то, что художник поставлен лидером в тройке с ученым и рабочим. Но в те времена, в середине 18-19 веков, рабочие были очень прогрессивной силой. С тех пор времена изменились, и мы можем чуть-чуть иначе смотреть на эту тройку.

«Поэтому сейчас я говорю о художнике, как об ученом и управленце, как о человеке, который управляет реальностью. То есть сейчас ведущий движущей силой в мире являются те люди, которые берутся решать вопросы управления в целом. Это управление собой. Управление эмоциями, коммуникацией, знанием, большими и малыми системами».

Сама наука управления возникла уже намного позже. И сейчас спустя 300 лет после того, как Сен-Симон определил авангард, мы можем сказать себе: «Сейчас что-то происходит чуть-чуть по другому».

Художник важен тем, что он наделен воображением. Художник - это тот человек, который с чистоты листа начинает принимать первообраз реальности. Художник – это человек, который вынимает из невидимого нам мира образ и композицию, выбирает тот первый силуэт будущего, который потом перекладывается в чертеж, в научное определение, переходит в систему управления и так далее. В итоге художник – это тот человек, который двигает всех остальных людей вперед. Художник – это такое легитимизированный и социализированный человек.

«Если хотите, шепотом скажу, шаман или человек, который на грани с неведомым, позволяет человеку найти контакт с той силой, которая стоит впереди».

Термин авангард можно исследовать долго. Рекомендую этим заняться, потому что у него есть и политическое значение, и художественное. Нас, конечно, волнует больше социально-художественное, потому что мы все люди. Все люди находятся в художественном мире. Все находятся в социальном мире.

Концепция, которую предлагает Павел Михайлович Пискарев, заключается в том, что в авангарде стоит художник, как ученый, предприниматель и управленец. Это концепция, когда человек предпринимает усилия для исправления своей судьбы и для строительства нового, который просто предпринимает усилия для создания нового мира.

Художник, ученый, предприниматель. Когда эти три роли соединяются в одном человеке, он становится лидером по отношению к другим людям. Триединство этих сил создает способность создавать новый мир, индивидуальность. Позволяет создавать уникальную стратегию жизни. Не просто эксплуатировать то, что нам предлагают на тарелочке с голубой каемочкой, а именно создавать. Это действительно новаторство, это идея о том, как можно быть открывателем и создателем нового.

«И это очень важно. Поэтому я считаю, что мы все авангардисты, по крайней мере, я себя таким считаю».

Очень важно понимать, кто ты есть. Это в общем-то процесс самоосознания. Это то, что говорит нам о том, кто мы такие. Соответственно, заставляет или помогает нам выбирать какие-то вещи, принимать соответствующие решения, следовать определенным принципам, отстаивать определенные ценности.

«Мы в авангарде третьего тысячелетия. Осознаете вы это или нет, но уже 20 лет мы живем в третьем тысячелетии. Мы – первое поколение 3-го тысячелетия, первое общество 3 тысячелетия. Я уже даже не говорю просто 21века. То, что сейчас происходит, является фундаментом того, что будет происходить с людьми многие-многие столетия вперед».

«Я считаю, что очень важно, что мы здесь сейчас. Мы – первая психотехнология, первый психологический метод, который родился на планете в эти годы. Видите нас много, мы рисуем очень красивые картинки. Много картинок я взял от наших учеников, чтобы не только мною или моими работами было представлено все наше сообщество».

Когда то еще один человек из просвещения, Дени Дидро, сказал что нация, которая научит своих детей рисовать в той же мере, как считать, читать и писать, превзойдет все другие нации в области наук и искусств и ремесел.

«Моей точкой внимание в управлении является взаимодействие нейрографики с государственными структурами. Мне интересно какая страна быстрее всех освоит нейрографику на уровне обучения детей, как мы войдем в школу, как мы будем менять человечество. Потому что в общем-то миссия нейрографики, сделать планету рисующий.

«Помните, Федор Михайлович когда-то сказал, что красота спасет мир. Я утверждаю, нейрографика спасет мир потому, что мы все делаем красоту. Мы не смотрим на красоту, которую делают другие, мы делаем ее своими руками, мы все вместе спасаем мир, это очень важно. Поэтому мы сделаем нашу планету рисующей. Вопрос, какая страна впервые примет это на государственном уровене. Но я думаю вопрос решаемый, мы просто рисуем».

Нейрографика – это искусство, это первый разливающийся психологический метод третьего тысячелетия.

Нейрографика и наука

Наука воспринимается определенным кругом людей, как вещь, в которой положено сомневаться. Принципиальный, научный подход начинается с того, что все ставится под сомнение, все новое и все старое. Если человек является представителем науки, он обладает некоторой методологией мышления, которое начинается с сомнения.

«Конечно нас, когда все это появилось, ставили под сомнение тоже. Я прожил лично очень много встреч с профессиональными скептиками. Это люди, которые в науке дальше сомнения никуда не пошли, которые от науки кроме сомнения ничего не получили. Наука намного больше, чем сомнения. Но таких людей много, они сомневаются и все. Очень удобная позиция в жизни. Она позволяет ничего не делать и при этом казаться умным. Но суть в другом, мы прошли очень большой путь от начала до некоторой величины, о которой скажу чуть позже».

«Здесь я хочу подчеркнуть иллюстрацией, что мир состоит из кругов и линий».

Посмотрите на эти слайды. Тут и клетка, и мир нейронов, и космос, и линейная молнии, и шаровая молния. Тут есть все, и все это очень похоже. Если мы не знаем, что изображено на этих фотографиях, нам кажется, что это все одно и то же. Круги и линии резонируют между собой. Это значит, что когда работает головной мозг, то его слышит вселенная. Если человек способен запрограммировать свой мозг на такую гармоничную пульсацию, если создает гармонию в себе, то мир отражается, мир подхватывает и резонирует с этой гармонией, с мольбой или с посланием человека, с телеграммой, направленной строго наверх. Наше сообщество находит контакт с большой реальностью. Это становится все более доказуемо. Как минимум это нельзя опровергнуть, потому что на уровне графики и на уровне визуального языка описания мира все именно так.

Посмотрите на этот слайд. Это образ встречи культурного феномена, созданного руками человека, с феноменом природы. Посмотрите, здесь очень красивая фотография, это карта города.

«Я сам архитектор, я градостроитель по образованию. Немало поработал в архитектуре. Я знаю, архитектор чертит прямые линии. Но когда прямая линия садится на реальность, на ландшафт она все равно принимает нейрографический вид».

Все в мире принимает нейрографический вид. Встреча культурного рукодельного феномена с феноменом природы создает нейрографическое изображение. Что бы человек не придумывал, как только это становится реальным, оно постепенно становится нейрографичным. Посмотрите на дома, посмотрите на пашню, посмотрите на стену дома, на скульптуру, которая покрылась патиной, посмотрите на картину, как она пошла кракелюрами, куда бы мы ни смотрели, время отражает себя нейрографической линией. Это очень чудесно, наблюдать, как человек соединяется с природой с помощью того, что удалось назвать нейрографикой. Это очень удивительно, тем не менее нейрографика – это научное произведение. Вот это стоит знать всем специалистам, инструкторам, также всем, кто рисует, а также всем, кто интересуется.

Во-первых у нас есть много философских оснований.

«Вот тут мне лучше не начинать, потому что я очень люблю философию. Могу вспоминать, например, Анри Пуанкаре. Сейчас о нем рассказал бы очень много. Но самое главное, что мы касаемся философии. Это все-таки Серён Кьеркегор, который считается основателем экзистенциальной философии. Он сказал, что человек в мире существует, и основной проблемой человека является выбор».

Все остальное – всего лишь модели. Есть человек и непознанный мир. И каждый следующий момент настолько не познанный и настолько не похож на все предыдущие моменты, что, чтобы жить честно и оригинально, мы сталкиваемся с одним - человек существует в этом мире один. Сам родится, сам уходит из этой жизни. Вот такая экзистенциальность. К ней надо иметь доступ, надо иметь возможность с ней работать.

«Поэтому в основании всего лежит наш экзистенциальный выбор, наш экзистенциальный подход».

Кроме того, экзистенциальный выбор, подход, философия бытия, психология существования – это самый пик современности и того, что обсуждается на пленарных заседаниях самых больших конференций. Это высшая точка, куда пришла сейчас вся гуманитарная мысль.

«Я с удовольствием вспоминаю в психологии Ухтомского».

Это великий русский психолог, который поставил некоторое учение о доминанте. Это психофизиолог, который работал с Бехтеревым, с Павловым. Это люди, которые создавали теорию того, как связано сознание с телесностью, как работают рефлексы. Работы Ухтомского лежат в основании многих технологий нейрграфики, например, нейродрево, всё движение героя, все вертикальные композиции строятся на теориях Ухтомского.

Конечно, работа идет и в области социологии. Жильбер Дюран. Его социология воображения, которая связана как раз-таки с работами русских физиологов. Этот контакт воображения, социального проявления и физиологии – то, что нам надо.

«Нам ведь в жизни надо что? Чтобы все было по-настоящему, физиологично, чтобы это было социально, чтобы было реально. Чтобы научный человек подтвердил, сказал: «Да, это вообще-то не случайно, это системно, это повторяемо”.

Конечно же это Юнг и аналитическая психология. Например, в нейрографике мы работаем с графическими архетипами, настраиваем синхронизацию.

«Синхронизация – это такой странный, я бы сказал мистический, эффект. Само слово мистический не несет в себе никакого опасного смысла. Mist это туманность, дымка. То есть смотрим в будущее. И мистиком является тот, кто может из этой дымки, из туманности будущего, увидеть и разглядеть какие-то образы. И мистичность часто проявляется в резонансности, в синхроничности. Вот то, что мы рисуем в линиях поля. По большому счету это настройка синхроничности».

Также работа идет в области гештальтпсихологии, гештальт подхода, нейропсихологии. Потому что нейрографика – линейный это язык. В отличие, от устной речи.

Конечно, еще это психосинтез, теория систем, искусствоведение и так далее. Теоретически можно еще больше пополнить этот список.

«Когда я разрабатывал эту теорию, то вспоминал всех этих людей. Я счастлив, что я знаю это. Изучая системно творчество, я понимаю, что об этом говорят многие теоретики, что творчество – это рождение нового в синтезе знаний».

В синтезе этих наук удалось создать научный метод нейрографики. И 15 марта 2019 года было получено удостоверение, которое прошло квалификационную комиссию по стандартам Бернской конвенции. Существует такая Бернская конвенция об авторских произведениях, где рассматриваются новизна и ценность литературных, а также научных произведений. Эта конвенция лежит в области международного права. И нейрографика считается научным произведением. Что это значит? Это значит, она обладает больше чем 70% новизны. Т.е. это знание не повторено откуда-то, а существует в какой-то новой реальности.

«Нашим научным руководителем, человеком, который двигает меня многие годы. который помогает сейчас нашим людям создавать большой научный объем в нейрографике, является Владимир Васильевич Козлов».

В этом году два уже человека подали документы на соискание докторской степени. Даже не кандидатской, а докторской степени в нейрографике. Это будут серьезные исследования.

«Мы исследуем общие вопросы, исследуем вопросы коммуникации. Мы исследуем вопросы взаимодействия с мозгом. Это без того, что у нас существует, хоть какие-то гранты, пока все на своих активах, которые мы берем с помощью маркера и самих себя».

«Много могу рассказывать о профессоре Владимир Васильевиче Козлове, потому что это мой учитель. Это заслуженная величина. Это президент международной академии психологических наук. Он мудро управляет не только нашим институтом и нашей школой. Я имею в виду курирует, наставляет. Я очень рад, что мы находимся где-то объеме его знания».

Сообщество нейрографики и ИПТ располагает многими своими научными идеями.

Во-первых, теория развития воображения. Это удивительная теория. Это философский вклад, теория Метамодерна, парадигмальный анализ, пирамида сознания. Также есть много работы с пирамидами, потому что пирамида – это треугольник, это графический элемент, это целая графическая фигура.

Теория восхождения героя, мультиролевая личность. Нет смысла все перечислять. На слайде все написано.

«Сам факт, что вся теоретическая база, которую удалось создать, заметьте не собрать, а создать, она уникальна. Всё, что здесь написано, не существует больше вообще нигде, это абсолютно наши продукты, это интеллектуальные продукты зарегистрированные, апробированные».

Нужно больше лабораторных исследований. Сейчас идет разговор с одной лаборатории в московском университете на тему того, чтобы провести хорошие полные исследования с серьезной лабораторной базой.

Линия это не просто линия. Это действительно наука.

«Когда я говорю авангард, что это искусство, художник, ученый и управленец, я не шучу. Я говорю серьезные вещи. Я их обосновываю, это наше. Мы не делаем пустоты, мы не занимаемся придумыванием сказок. Мы занимаемся очень серьезными тонкими вещами. И самое удивительно, что это так легко дается. Хотя не так уж и легко дается, потому что для изучения и освоения этого есть такое серьезное профессиональное обучение, которое занимает достаточно много времени».

На этом слайде можно увидеть результаты электронного сканирования мозга во время нейрографического рисования. Три года назад проводили эксперимент с участием Павла Пискарева, на приборах и получили ясное графическое отражение того, как работает нейрографика в процессе исполнения алгоритма.

«То, что я предполагал, как гипотезу, подтвердил электронный прибор. Но как вы понимаете работа с приборами требует специальных средств, у меня лично таких средств нет, моя задача была попробовать сделать один эксперимент, убедиться в том, что все правильно и ждать своего часа. Поэтому мы ждем того часа, когда мы попадем в большие лаборатории или с нами начнут общаться люди, обладающие большими ресурсами, имеется в виду технологическими».

На сегодняшний день уже ведется диалог с коллегами из сообщества нобелевских лауреатов в Германии. Они общаются с учеными, биологами, нейрофизиологами и другими.

«Наши коллеги из Германии устроили этот контакт. Меня даже пригласили с ними встретиться. Встреча состоится».

Павел Михайлович говорит, что открыт для встречи с людьми, которые хотят заниматься наукой, и что мозг можно отразить работой линии. Графические активы нейрографики отражают те состояния, которые показывает работа мозга в разных состояниях: альфа, бета, гамма, тета, дельта волны. Это изучается на курсе Инструктор нейрогафики в модуле Нейроскетчинг.

«Ведь если мы их рисуем, сонастраиваемся с определенной частотой колебаний, то мы можем наши проблемы решать за счет настройки мозга. Это одна из идей, которая ляжет в основу докторской диссертации одного заслуженного человека, нейропсихолога. “Влияние нейрографической линии на состояние работы мозга и возможности работы с этим состоянием” - так будет называться эта работа. Мне кажется, что это интересно. Лично для меня любопытно, что можно одну и ту же задачу прогнать через несколько состояний. Допустим, какой-нибудь коммунальный вопрос живет в состоянии альфа волны определенной частоты. Если этот же вопрос пропустить через остальные частоты мозга, то придет новый набор решений, который будет вызван этими действиями.  И он будет сильно отличаться от стандартной альфа частоты. Понимаете, о чем я говорю? Это очень любопытно, поэтому нейрографическая линия сама по себе самый главный актив нейрографики. Это про науку».

Про искусство можно говорить бесконечно. Посмотрите на этот слайд. Он про круг: в искусстве, в архитектуре, на иконах, на работах эпохи возрождения и эпохи модерна, круг в постмодернизме, даже в метамодернизме, круг в руке Кандинского и круг Микеланджело Круг сквозь века.

«Приёмы или модели, которые мы используем, в искусстве существуют уже давно. Но самое главное, что мы говорим про авангард».

Авангард, как явление искусства, существует в русской художественной традиции давно. И вот, что надо понимать для искусства, что Василий Кандинский в свое время освободил формы. Это первый человек, который начал рисовать геометрию. Он просто сказал, что искусство свободно от подобия. Человек не обязан рисовать похожие предметы. Художник это не тот, кто создает открытки. Художник – это человек, который работает с чистой формой. Кандинский освободил форму.

Потом пришел Малевич и освободил цвет. Он сказал, что цвет не обязательно должен всегда передавать тона, полутона и создавать исключительную реальность. Потому что художник – это не тот человек, который должен понятное оставлять понятным. Художник – это человек, который ставит вопрос. Художник даже больше, чем философ.

«Если перед художественной картиной у вас не возникает вопрос, если вы не выпали из обыденного коммунального состояния, если вы продолжаете оставаться в чувстве важности, я мол понимаю, что и как, то художник сделал просто увеселительную открыточку. Он был декоратор. Малевич освободил цвет, он сказал: просто чистый цвет – это наслаждение, это чистая энергия».

Нейрографика освобождает линию. Линия не служит тому, чтобы соединить точку А с точкой B кратчайшим путем. Линия существует сама по себе, она самоценна. Настолько, что может творить реальность, как минимум за счет того, что она мобилизует нетронутые, незадействованные до сих пор при решении определенных задач участки мозга и потенциалы сознания. И в этом смысле наше сообщество продолжает традицию русского авангарда, который уже сто лет является одним из фундаментальных принципов искусства в целом.

«Я очень рад находиться в таком продолжении».

«Мне очень импонируют слова Татьяны Черниговой о том, что весь цивилизованный мир ждет художников, которые совершат прорыв в нашем сознании».

На сегодняшний день так много информации собралось в людей, что интегрировать ее может только визуальное искусство, которое дает максимально много информации.

Поэтому нейрографика – это стиль в авангарде. С одной стороны, это наука. С другой – абсолютно точное движение в искусстве. Никто никогда в мире так не рисовал. Самое трудное в искусстве, придумать какую-то новизну, причем такую, которая не повторяет, которая отделена от самого художника, которая имеет основание, которая имеет описание.

«Нам это удалось, поэтому можно смело говорить, что нейрографика существует в искусстве».

В 20 веке художники старались как-то осознать себя. Человечество находится в такой фазе, когда люди осознают себя.

«Наша основная идея, понять кто мы, какие мы, как мы можем управлять этой реальностью».

Поэтому много людей интуитивно двигались в сторону внутреннего мира. Не мифического образного мира переживаний, а просто как напрямую нарисовать себя.

«Лично я очень люблю композиции Клее, Поллок. По-моему, все искусство Поллока – это очень интуитивное движение в сторону нейро. Можно вспоминать Грея, можно вспоминать других художников. Грег Дан много просто рисовал нейро, он показал насколько это красиво. Думаю, много можно перечислять, много инсталляций существует такого нейро типа. Но никто никогда не производил такого прямого движения. Никто не знал этой научной базы».

«Чем мне нравятся Кандинский и Малевич, тем, что они оставили после себя не только художественные произведения и школы. Но они оставили некоторые научные описания того, что они делали. Поэтому это авангард, и еще потому, что у этого есть хорошая серьезная научная теоретическая база».

Теоретическая база нейрографики предельно велика. Это массовое искусство. Не то, как один человек творит, а остальные наблюдают, множат и тиражируют.

«Мне кажется, что искусство больше в перформансе. Оно существует happening, когда человек делает искусство, а не наблюдает его. Вот это делает искусство массовыми. Тогда оно становится уже по факту массово».

Нейрографика – это простой метод.

«Все знают, что он простой, что можно начинать рисовать по ролику в ютюбе. Но только начинать!»

Чтобы освоить этот метод, требуется как минимум 9 месяцев серьезного обучения. Этот курс называется «инструктор нейрографики».

Даже инструкторы рисуют и продолжают учиться, потому что все это очень богато. Самое главное, это богато на личные открытия. Процесс освоения нейрографики связан, в том числе, с процессом узнавания себя. А нет ничего более важного, экзистенциально точного, чем узнавания себя. При чем это позитивное узнавание: «А я еще и так могу! И вот так могу».

Посмотрите еще раз на этот слайд. Здесь написано «тонкая настройка и уникальный способ выявления реальности, эффективный процесс изменений».

«Рерих с элементами нейрографики. По-моему, он более в символичной реальности живет, в символической реальности живет. В чистом виде Рерих, при всей моей любви к нему, чуть-чуть в другом мире живет».

Что важно понять? Если мы говорим о мозге, то нейроны соединяются в какие-то сети, нейроны соединяются в контуры. Как только появляется контур, появляется рисунок. Поэтому какой-то нейронный код, нейронный контур – это рисунок. Счастливая жизнь, отношения, конфликт, удача, неудача, успех, беда – это все какой-то тип нейронных соединений и нейронных образов, нейронных связей.

«Если у человека есть доступ к нейронным связям с помощью маркера, то он способен производить пластические операции на мозге, не обращаясь к хирургам».

Маркер становится позитивным инструментом изменений внутренней конструкции человека. А что конструировать и какие образы создавать, это личное дело каждого.

«Но я не видел ни одного человека, который стремится сделать себе похуже, все хотят нарисовать больше здоровья, благосостояния, любви, коммуникации, общения, больше солнца в сознании».

И, как говорили хорошие философы, человек – солнечная величина, выражение солярного принципа на земле.

Количество линий определяет качество результата. Это одно из ключевых правил в нейрографике. Почему? Потому что, набирая линии, происходит соединение все большего и большего количества нейронных связей. Так происходит их активация. Нейрографические работы очень густые, сочные, наполненные. А первый принцип нейропластичности гласит, что активированные нейроны связываются между собой.

«Наша задача активировать нейроны самых разных смыслов для того, чтобы создать пульсирующий, работающий, не спящий, не дремлющий мозг, а работающий мозг, с гармоничными контурами соединений. Поэтому мы набираем количество линий, затем округляем и создаем гармоничную среду. Так мы получаем эстетическое удовольствие, которое является собственным же выражением того, что все нормально. В этом смысле, изложенные выше принципы верны, так как это всё мы попробовали на себе. Каждый из нас это попробовал, каждый, кто нарисовал хотя бы одну нейрографическую картинку. Статистика говорит, что все верно».

В нейрографике есть базовая теория и принципы. Есть композиционные решения. Она применяет простые фигуры вместо сложных изображений. И в ней есть биологически выверенная графика, что очень важно.

Плотность цвета не имеет значения. Цвет является приемом формирования еще большей интегрированности разных слоев.

«По большому счету, цвет в работах мы включаем только тогда, когда переходим на некоторый мифический уровень».

Заполнение цветом – это переход из социального состояния в самость. Потому что цвет – это энергия. И очень большой энергетический скачок происходит, когда идет работа с цветом. Плотность цвета принципиального значения не имеет.

Нейрографика – это осознанное рисование.

«Иногда я слышу, что это спонтанное рисование. Нет, коллеги, это не спонтанное рисование. Если вы слышите, что кто-то сказал спонтанная нейрографика, этого не может быть, потому что спонтанно человек делает только то, что у него легко получается само, то, что у него получается по стереотипу. все, что делает человек в спонтанном движение - он отпускает контроль и повторяет свой стереотип. И счастье свободного повторения своего стереотипа нейрографике чуждо».

«Мы занимаемся совсем другими вещами. Мы занимаемся осознанным рисованием. Мы ведём линию туда, где не ожидаем её увидеть. Это трудно, это всегда немножко тонизирует. Это мы сами себя ведём туда, где происходит развитие, рост. Ведём себя в зону дискомфорта, чтобы освоить новые белые пятна своего мозга для того, чтобы включить сознание, которое в обычном состоянии включено всего на 6-7-8% у обычного человека».

Здесь есть очень важная последовательность:

  1. актуализация проблемы, того, что надо решить;

  1. трансформация, вхождение в процесс изменений;

  1. когда процесс изменений запущен, далее идет гармонизация;

после гармонизации наступает ощущение целостности.

В нейрографике есть отличительные черты, которых не было в искусстве никогда, сколько существует цивилизация. В ней есть уникальная нейрографическая линия. Она позволяет мобилизовать бессознательную часть психики. В этом её задача.

«Это запатентованный и депонированный продукт. Не надо его пытаться как-нибудь интерпретировать иначе. Буква «а» - это только буква «а». Нейрографическая линия – это только нейрогграфическая линия. Она не является спонтанной, она требует внимания в своем применении».

Еще есть уникальный нейрографический паттерн. Он создает общую стилистику, связывает нейроны и разные смыслы. Соединение линии и паттерна создает нейрографические рисунки, которые, на первый взгляд, все очень похожи.

«Но мы почти все уже знаем наших лучших рисовальщиков, умеем отличать одного от других, мы разбираемся в наших работах».

10 принципов нейрографики

Посмотрите на этот слайд. Здесь перечислены десять принципов нейрографики, и они важны. Для глубокого понимания нейрографики необходимо изучить эти 10 принципов потому, что пять из них связаны непосредственно со смыслами, то есть с человеком. А пять остальных –  с изображением, с графикой, с линией.

В нейрографике требуется простое символическое рисование. Базовые навыки даются людям за 8 часов. Все инструкторы способны научить вас за 8 часов базовым навыкам, рассказать, показать, привлечь.

«Берите маркер, начинайте менять свою жизнь».

Объектом рисования в нейрографике является субъект. Именно художник является произведением искусства, а не его картина. И человек является произведениям искусства, когда он рисует. Это относится к каждому.

«И вот это важнее всего, не важно кто, что скажет про вашу работу, как ее оценит какой-нибудь скептик, критик или кто-нибудь еще. Откуда он понимает, чем вы занимаетесь, откуда вы знаете какие у него критерии оценок. Важно то, что с вами происходит в этой жизни. Мы живем в третьем тысячелетии, сейчас человек важнее, чем любой продукт деятельности».

«Это было про авангард, и он требует переосмысления. За 250 лет мы можем сказать себе, что чуть-чуть иначе уже научились мыслить, чем люди эпохи просвещения».

Нейрографика и управление

Нейрографика и управление реальностью. Во-первых, управление означает создание чего-то нового. Нет смысла управлять тем, что не меняется.

«Тогда это менять шило на мыло и перекладывать предметы с одной полки на другую».

Управление требуется там, где создается новизна. А там, где создается новизна, требуется развивающее управление.

«У нас эта модель называется эстетическим коучингом».

Эстетический коучинг построен на синтезе.

Во-первых, сам коучинг – область практической психологии, направленной на работу в будущем и решение соответствующих задач.

А с точки зрения эстетики, концептом является соединение трех теорий.

Гуманистическая теория Маслоу. В теории потребностей эстетика является следующим уровнем после предельной самореализации.

«То есть невозможно заниматься самореализацией ни в каком виде, если вы не чувствуете красоты, если не ощущаете её, не способны к ней подойти».

Эстетика по Лосеву – это гармония, это прекрасное и безобразное.

«И мы все стремимся к прекрасному. Мы все хотим гармонии, все как один. Даже люди, которые бывают чуть-чуть скрипучие, немного конфликтные. Даже они хотят гармонии и любви. Все люди тают в любви».

Гуманистическая психология утверждает, что каждый человек стремится к высшей реализации, и невозможно ее достичь, пока человек не увидит красоту мира.

«Опять вспоминаю Фёдора Михайловича Достоевского».

Сейчас набирает обороты такое учение, как нейроэстетика. Это про то, как мозг определяет что-то красивым. И очень много приемов, которые разработал Павел Пискарев, связаны именно с теми теориями, которые выражены в нейроэстетике. Это про то, как сделать ландшафт красивым так, чтобы мозг это воспринимал красивым. Не искусствовед в бабочке, а именно, чтобы мозг это воспринимал красивым.

Почему на нейрографические работы можно смотреть бесконечно долго? Потому что они наполнены. Это послание о красоте, каждая работа.

Это ведь удивительно, каждая работа, как атомный реактор. Нарисовал, повесил на стену, и она работает. Зацепился взглядом, отойти невозможно.

«Когда я веду живые семинары, и мы вывешиваем работы на стену, тогда стоишь напротив стены, а перед тобой 10 квадратных метров нейрографики. И всё, отойти невозможно. Оттуда идет столько доброй энергии. Стоишь заряжаешься».

В нейрографике применяются все законы композиции, золотое сечение, теория эстетики в целом.

«Поэтому эстетический коучинг, это не просто еще одна красивая фраза. В моей манере все серьезно обосновать, ну и поэтому все эти основания являются материалом для обучения профессионалов, которых мы готовим. Наши люди это не просто люди, которые с нами провели 9 месяцев. Это люди, которые 9 месяцев работают над собой, а еще работают над материалом, которого очень много в процессе обучения.
Я знаю точно, что даже 9 месяцев мало для всего этого, там хотя мы получаем очень много. Эстетический коучинг дает очень много вещей».

Применение нейрографики в целом целесообразно в контексте управления и эффективной деятельности. Коучинг – это вопросы лидерства, личного развития, балансов качеств.

Кто-то приходит унылый или просто спокойный и хотел бы быть поактивнее. А кто-то приходит такой гипервозбужденный и, наоборот, хотел бы быть поспокойней. Кто-то приходит задумчивый, хотел бы быть повеселее. А веселому захотелось иногда быть ровнее, спокойнее, уравновешеннее. Вот эти балансы восстанавливают очень быстро. Конечно, контекст применения – семья, и в семье очень много.

«Я просто уже знаю. У нас описано в текстах, не моей рукой. Это люди присылают свои живые истории о том, как меняются семейные отношения, появляется новая жизнь в семье, как люди находят общение, как вдруг появляются контакты с детьми, которые были потеряны, упущены, не дай бог. Мы вносим в реальную жизнь позитив просто ценой маркера. Это экономическое чудо в этом смысле».

Конечно, сюда еще следует добавить вопросы карьеры, бизнеса, роста, реализации своих навыков, социальных, в том числе для улучшения благосостояния. 

Отдельной точкой приложения сил в нейрографике является нейрофасилитация. Это работа с командами организации, бизнеса, общественных организаций. Потому что очень много приемов по командообразованию, разрешению конфликтов в командах и единству цели, пониманию друг друга.

Также это стратегическое планирование.

«Мы создаем карту реальности. Знаете, много интеллектуалов сейчас пользуется словом «дорожная карта». В телевизоре можно услышать: «Проложили дорожную карту». А когда смотришь, карты нет. Есть только буквы и цифры. Мы рисуем эти карты. А когда все видят одно и то же, одинаково рассматривают, то у всех появляется одна реальность, вызванная в визуальном мире».

Еще, чтобы использовать сертификат АСО в частной практике. Для этого надо пройти курс «Специалист». Не преподавать АСО, а использовать в частной практике.

Итак, нейрофасилитация существует для работы с бизнесом. Конечно, это еще тайм-менеджмент.

Уже идет работа в области педагогики и образования. В данный момент внедряется программа нейрографики в образование, а именно в Московский Институт Психоанализа. Это приобретает академическую степень. С 2018 года, и в 2019 году, идет развитие курса «Нейрографика в педагогике».

«Это часть нашего социального проекта, поэтому принципиально доступно мы даем возможность учителям выучиться. Мой лично интерес - сделать профессию учителя рисования востребованной профессией. Мне очень обидно, что нынче учителя рисования на втором, на третьем счету в школах. Математика, английский, физика в лучшем случае - все это востребованные предметы. А как же рисование? А как же нации, которые обгонят всех других, если начнут рисовать? Просто надо знать, чему учить рисовать. Вот в подготовке учителей рисования, как мне кажется, и может произойти некоторый стратегический рывок человечества».

Реабилитации и оздоровление.  У нас есть люди, которые имеют несколько научных статей официального образца. Очень серьезно идет работа в области реабилитации пост-раковых больных. Это самая сложная область с точки зрения здоровья. Эта область менее всего пока затронута.

«Потому что, когда люди к нам приходят, здоровье их волнует уже меньше, чем все остальное, так как они значительно быстрее оздоравливаются».

Нейрографика- эта практика сопровождения проектов. Важно понимать, что она не создает и не планирует чуда. Чудеса происходят сами. Что они такое? Это когда происходит что-то, чего ты не ждал, чего ты не планировал, чего ты не можешь гарантировать, но это происходит.

Мы на это не ставим. Мы очень трезво смотрим на то, что нейрографика – это практика сопровождения любых проектов. То есть у человека, например, есть проект, как построить дом или спланировать отпуск, как правильно провести год, проект продолжительности жизни или оздоровления. В этом случае, рисуя нейрографику и зная, как это рисовать, человек получает легкий путь. Рисующие люди получают все время какие-то силы дополнительно, чтобы каждый следующий шаг на пути этого проекта был легче, спокойнее, надежнее, добрее.

Посмотрите на эти слайды. Они на тему фасилитацуии. Они показывают, что у нас идет очень серьезным образом работа с детьми.

«Я меньше уделяю внимания фасилитации и бизнесу, чем тому, как развивается наш детский проект».

В следующем поколении судьба человечества, и старость нынешнему поколению обеспечивают именно следующие поколения. Дети и внуки будут обеспечивать то, что останется после каждого из нас, как пел Юрий Шевчук: «Вот и все, что останется после меня».

«Мне очень хочется, чтобы после нашего поколения осталось здесь на земле как-то клёво, понимаете? Чтобы классно было жить после того, как мы здесь что-то творили, как-то жили, что мы не заполняли мусором планету. Что не оставили обездоленных детей, которые не знают, как жить: «Ах-ах-ах! Постмодерн, конец истории!» Нет. Надо дать детям будущее, и себе в том числе. Поэтому это наша самая главная забота. Но, а все остальное мы тоже не упустим. Потому что время у нас есть».  

В чём преимущества нейрографики?

Она очень легко синтезируется с любимыми методами. Поэтому и на обучение «Специалист» могут прийти профессионалы любых практик: психологических, медицинских, помогающих, социальных, менеджмента. Хотя менеджмент – это одна из социальных практик, потому что применяется везде.

Нейрографика – это просто другой язык, на котором можно говорить все, что требуется сказать. В нем всего 4 знака алфавита. Не тридцать две буквы, и не 26. А всего 4, и эмоциональный интеллект включается у всех одинаково.

Это работа с причинным слоем. Все хотят добраться до причин. Причиной в человеке является то, как устроены его нейронные связи. В нейрографике идет работа с причинным слоем. Это очень важно понять – не с символическим слоем, не с эффектами, не с симптомами даже. Мы работаем с причинами.

Очень важно, что нейрографику можно применять самостоятельно. Здесь не нужен специальный консультант. Научившись рисовать, в руках всегда будет что-то, что позволяет исправить ситуацию, настроить жизнь, организовать свою реальность. Это быстрый процесс.

«Недавно мы рисовали целым курсом. За 4-5 минут можно сделать колоссальную полноценную работу. Это очень быстрый процесс, понимаете? Сложные задачи, которые решаются за 10 минут. Конечно, это переворачивает представление о реальности. Все, что казалось таким «ах-ах-ах прямо невозможным», вдруг становится простым. Но поймите, в этом чудо, но все гениальное просто. Сделать сложное простым – вот, это гениально, вот это по-настоящему. Прям слеза наворачивается, простите. Потому что есть вещи, которые кажутся неразрешимыми, но оно бах, и все оказывается проще. Просто, чуть-чуть под другим ракурсом, под другим углом».

Это работа с тем, что мы иногда не способны осознать. Человек не понимает весь мир, в котором живет.

«Даже здесь, у себя в студии, видя все своими глазами, что-то я не замечаю».

Есть очень много деталей вокруг. Есть очень тонкий мир, который лежит за пределами мира человеческих чувств. Есть набор звуков, которые не способно услышать ухо, но они влияют на человека. Есть набор видимых вещей, которые не попадают в фокусы внимания, и человек не способен их описать.

Нейрографика выдает целостные представления. То есть она более емкая сфера, чем речь и то, что требуется визуально. И в этом смысле, она очень богатая и объемная.

«Можно и по частям, у нас море вариантов, лишь бы вам было удобно».

Нейрографика – это универсальный код. Это язык, которому можно научиться быстро. Как быстро можно выучить английский, испанский, итальянский, иврит, другие языки? Обучение Нейрографике, ее базовым принципам, происходит за 8 часов курса «Пользователь». 

Нейрографика дает возможность рисовать групповые процессы.

«Фотографии на этом слайде с курса фасилитации, где мы работаем над бизнес-задачей, над задачами организации. Вы видите какие форматы мы осваиваем. Нужно рисовать от формата ладошечки, А6, А7, А8 до формата таких, когда 10 форматов А1 склеиваются вместе. Я рисую на больших рулонах, на холстах. То есть, я думаю, что уже в ближайшем будущем мы все это увидим в музее, в том числе в галереях и на разных Биеналле»

Очень приятно и интересно работать с командами. Для этого есть специальные техники, которые не входят в инструкторский курс. Нейровол и нейрофорсайт. Это специальные техники, которым надо учиться. Кроме того, при обучении фасилитации заодно идет обучение работе с командой. В Институте Психологии Творчества есть очень много интересных вещей, которые просто невозможно все упаковать в девять месяцев инструкторского курса.

С точки зрения деятельности, нейрографика – это еще история артподготовки.

У нас есть уникальные технологии, которые стали сейчас всемирно-известными. Нейродрево уже рисуют просто все. Также и Нейролотос, Шаманский дождь, Нейроатом. Есть еще красивая композиция «Аврора». Это дается в открытых уроках. У нас не только свои специальные приемы есть, но и структурные композиции. Например, «Тайная вечеря». Почти все художники сквозь века рисуют эту картину. Есть и другие композиции, которые копируют другие. В нейрографике есть свои композиции, которые уже стали достоянием искусства.

«Мы планируем провести международный день нейродрева, и отмечаться он будет в следующем году. В Израиле есть такой праздник, когда все сажают деревья. Израиль – это такая страна, где очень мало деревьев естественным образом вырастают. Поэтому высаживать деревья там является важным общим делом. И мы, 9 февраля 2020 года, собираемся устроить такой всемирный флэш-моб посадки деревьев в астрале. То есть будем рисовать нейродрево».

Это самая популярная практика нейрографики. Павел Михайлович говорит, что, если бы он просто занимался только нейродревом, то мог бы посвятить этому всю жизнь.

На этом слайде слева – самое первое нейродрево, которое было нарисовано в Дни Пасхи 2015 года в Швейцарии.

«А еще, участники из Германии в 2017 году преподнесли такой подарок - купили 8 деревьев на холмах Иерусалима и прислали нам такой сертификат. Каждое дерево несет название одного из алгоритмов инструкторского курса. И я думаю, что мы будем продолжать эту традицию, высаживать деревья».

«Мы высаживаем деревья по всему миру. Сажаем их в астрале. Мир нуждается в деревьях. Как это Гребенщиков пел: «Человек, он, как дерево, он отсюда и больше нигде. И если дерево растет, то оно растет вверх. И никто не волен это менять. Луна и солнце не враждуют на небе. И теперь я могу их понять». Помните такие прекрасные строки?»

У нас есть две программы по 120 часов. Они объединены в один инструкторский курс. Он длится 9 месяцев. Там обучаются вместе инструкторы и коучи. Суммарно это 240 часов только контактного обучения. Это лекции плюс супервизии рисунков, плюс самостоятельная работа. В академическом формате это больше 500 часов за 9 месяцев. Но и 9 месяцев не случайно. Это перерождение.

«В этом году на курсе обучаются 200 человек. 193 человека сейчас на курсе до 20 числа. И еще 14 дней идет прием людей. После 20 июня уже не принимаем. Хотя иногда стучатся и в сентябре. Но это уже на следующий год».

Отдельный курс «Специалист нейрографики». Он включает 8 часов. Также курс «Супервизор нейрографики». Развитие этой программы сейчас идет очень активно. Супервизоры – это выпускники первого инструкторского курса. То есть люди уже с опытом в четыре года.

«Есть еще дополнительные курсы, которые я лелею, чтобы ввести в программы Леонардо да Винчи, и разные другие художественные темы, которые можно связать с нейрографикой и вывести в режим просто искусства, авангардного и со смыслом».

Три этапа обучения нейрографике:

  1. Люди получают свой личный результат.

  2. Учатся помогать другим людям, это коучинг.

  3. Развитие профессионализма – инструктор нейрографики. Это уже обучение других людей.

«Но и самая интересная штука – это заниматься чисто искусством. Когда ты живешь в искусстве, и твой мир превращается в произведение искусства. Это самое интересное для нас».

Нейрографика – это эффективная деятельность.

«Знаете, я очень люблю, чтобы все было хорошо. Поэтому у нас очень нормальные отношения с законом».

«У нас есть патент, и он действует по всему миру. Это Россия, Соединенные Штаты Америки, Европейский Союз, Китай, Япония, Корея, Индия и другие страны. То есть слово «нейрографика» в области искусства, образования и терапии принадлежит нам. Также у нас задепонировано порядка 40 терминов. Мой юрист говорит, что у нас 70 степеней защиты».

Также объектами права считаются все активы, так или иначе, связанные с понятием нейрографики. Три патента оберегают слова «нейроарт» и «нейрокафе». К защищенным активам относятся также: история, базовая гипотеза, линия, паттерн. Кроме того, композиции нейрографики в искусстве композиции являются уникальными разработками, поэтому они тоже запатентованы.

«У нас есть свое творческое объединение, школа, социальные связи, наше сообщество. Я уже знаю очень много случаев, когда люди едут из одной страны в другую. Едут потому, что там живет инструктор нейрографики, есть кому позвонить, написать. Потому что тебя встретят и прочее. Это ведь может быть важнее, чем там что-то еще. Только после прохождения инструкторского курса можно стать супервизором, но надо будет учиться».

Мы работаем все в одной системе компетенции. мы обучаем, как смотреть на менторинг и процесс, чтобы наша профессиональная подготовка была связана не только с рисованием. Это такой стандарт. Наша деятельность регулируется не только законодательством, которое связывает нас с обществом, с государством. Профессиональный стандарт отрабатывается через таблицу компетенции, которая является, по словам Павла Михайловича, очень важной, глубокой, интересной, тонкой, продуманной и уникальной. Ничего подобного этой таблице компетенции вы не найдете нигде. Все это возможно благодаря тому, что мы команда.

«Мы имеем команду преподавателей. Это люди, которые ведут основные и дополнительные курсы, другие программы. Нас уже очень много. Заодно у нас есть хороший состав, который ведет организационную административную деятельность. В общем-то только благодаря тому, что мы команда и нас много, есть возможность сейчас делать всю ту работу, которая происходит в целом».

«Я жду очень большого бума, когда мы дойдем до Японии и Кореи. Я думаю, что японцы прям совсем должны прийти от этого дела в восторг. Первые пробы в Японии у нас есть, и есть в Японии два инструктора. Одна сейчас учится на нашем курсе. Я думаю, что там будет прямо очень большая такая история».

В рамках Института уже прошло 8 конференций.

«То есть, понимаете, есть люди, которые только вчера может быть узнали, что такое нейрографика. И есть люди, которые завтра узнают, понимаете? Сейчас они спят и не знают про нейрографику, что это все существует. Завтра почему-то человек узнает, может быть, благодаря вам. Может быть просто наткнётся в интернете на какие-нибудь рисунки или видео. Тем не менее, мы провели уже 8 конференций, на которых суммарно было около 9000 человек».

«Вам по секрету скажу, мы планируем сделать конференцию 365, каждый день, чтобы кто-нибудь, что-нибудь рассказывал про нейрографику, про психологию творчества и прочее. Это наш план, мы собираемся делать вот такую штуку».

Наконец, Институт Психологии Творчества запустил новый сайт. 2 года ушло на то, чтобы создать ту или иную модель сайта. Сейчас это хороший сайт, легкий, быстрый, понятный. Там есть вся необходимая информация

Ещё одна интересная новость. Задепонировано количественное понятие «Один нейро». Это единица измерения интеллектуальной активности, количественная величина. Создана партнерская программа, которая уже пошла в работу. На этом слайде видны некоторые образцы, когда можено подключиться к этой партнерской программе и заработать себе на обучение.

«Мы знаем, что все это недешево и не собираемся делать дешево. Потому что все, что дешево не ценится, и опыт показывает, что это так. Мы знаем, что есть люди, у которых нет возможности такие большие финансы просто так выделить. Тогда можно заработать себе на обучение. В этом смысле мы создали партнерскую программу, она уже стартовала и призвана помочь желающим обеспечить свое образование интеллектуальной коммуникативной активностью. Нет ничего проще: берите и начинайте делать. Я знаю, что, когда люди хотят, у них все получается. А также эта удобная система коммуникации с нами, в том числе».

Это уже криптовалюта, и она даже индексируется к реальной валюте. С помощью этого можно зарабатывать. Итак, величина «один нейро» принадлежит ИПТ. Это позволяет измерить интеллектуальную коммуникативную творческую активность. Можно сказать, что один нейро – это минимальная величина творческой активности человека.

«Это очень любопытно, приятно и интересно. И, в этом смысле, сама партнерская программа вся с драйвом, с какими-то веселостями, с конкурсами, с какими-то историями. Я удивляюсь тому, как работает наша команда, потому что самостоятельно я бы все это не придумал, не удовлетворил вот к этим фантазиям. Все-таки мой мозг работает о чем-то другом. Но спасибо Денису и всем к этому привлеченным».

И самое главное, что у нас есть образ счастливого результата. Первый графический образ в нейрографике родился 30 апреля 2014 года.

«Я смотрел на фейерверк в небе, в тот день в Израиле отмечали День Независимости. Это всегда фейерверки. И вдруг я понял, что такое экстаз, что такое восторг. Это было такое особенное откровение. Часть этого откровения в том, что я вдруг увидел это не просто, как состояние, а вот именно как графический знак. С этого все началось. Фейерверк – это образ счастливого результата, и все, кто с нами рисует давно, это уже прекрасно знают».

Сама нейрографика вписана в Институт Психологии Творчества. Есть две больших программы. Одна – это нейрографика, вторая – аналитический коучинг. Команда ИПТ занимается исследованиями, коммуникацией, налаживает связи с разными институциями, занимается образованием и социальным проектированием.

«Мы члены двух профсоюзов, Академии Наук. Создаем какие-то сетевые структуры. Одна из них наша сеть. В том числе помогаем другим людям, в этом моя профессиональная деятельность».

Институт Психологии Творчества является официальным. Он зарегистрирован в Цюрихе в 2010 году и в Санкт-Петербурге, в России 2018 году.

«И пару дней назад юрист мне сказал, что наконец-то мы в июне 25 числа должны получить на руки уже бумагу. То есть она уже вышла, просто 25 числа нам её привезут. Так мы получаем лицензию на образовательную деятельность. То есть мы сможем уже вести работу не как частные лица, а выдавать дипломы государственного образца в России и адаптировать наши программы. И также в Швейцарии, в Европе, везде, в мире».

«Поэтому мы очень серьезные люди, на самом деле, несмотря на то, что все время счастливые. Знаете, как будто бы есть разница между счастливыми и серьезными? У нас этот парадокс решен. Мы и счастливые, и серьезные. Я думаю, что так будет и дальше. Я себе уже сколько раз говорил: «Остановись уже! Хватит! Дай людям отдохнуть от себя! Отдохни сам! Стань обычным!» Но я не могу, потому что я сегодня нарисовал одну картинку и чувствую, у меня опять что-то происходит. И, где остановка этого творческого потока, я не знаю».

 «Поэтому в июне 2019 года завершается композиционная целостность с точки зрения стандарта в соответствие государственным образцам. Могу сказать, что мы уже вписываемся в два высших учебных заведения. Одно – это Институт Психоанализа, другой – один из московских университетов, где у нас будет своя магистерская программа. То есть общество достаточно открыто, если мы делаем. Знаете, когда делаешь свою работу с любовью, и работа у тебя хорошая, и инструмент хороший, то нет преград. Вот это удивительно. Кажется, что вся эта социальная реальность такая тугая, что невозможно это все преодолеть. Нет. Все преодолимо, поэтому я очень рад сам быть в первых рядах авангардного метода и очень рад, что у нас такая команда. Очень рад прокладывать эти дороги для других людей, потому что по ним можно идти, осваивать территории. Территории образовательные, педагогические, управленческие, семейные. Просто нейрографика – язык, а на нем можно говорить обо всём».

«Кто мы сейчас такие, коллеги, мне кажется, это уже вершины, но еще не самые большие. Например, в двадцатом году у нас планируется такая экспедиция по американским университетам. Сейчас приглашение ждем. И это такой управленческий процесс. Я думаю, что мы будем больше и больше входить в академическую науку, что у нас будут появляться все чаще связи с какими-то государственными системами. Потому что государство в общем-то тоже смотрит на всё, и я не вижу скепсиса в лицах людей, которые принимают решения. Все просто смотрят насколько мы серьезны в своих намерения. Я знаю, что в других государствах все происходит тоже самое, вот поэтому, я надеюсь, что мы, сообща сделаем в этом мире что-то такое, что жить будет лучше, правда. И это, знаете, не бравурные слова с броневика. И никакой революции, связанной с выстрелами здесь нет. Здесь все очень чисто и очень гармонично. Нашим инструментом трансформации мира является маркер и доброе намерение. Это удивительно, что можно менять мир без оружия, вообще, созидая и давая жизнь детям. Коллеги, все, что я вам хотел сегодня сказать: «Нейрографика спасет мир. Она нужна всем. Это позитивное изменение своими руками, это реальный труд».

«Спасибо вам, что вы пришли. Извините, если я не могу ответить вам сейчас на какие-то конкретные вопросы. Обращайтесь, пожалуйста, в группу, пишите нам на сайт. Я знаю, что у нас коммуникация хорошая. Приобщайтесь, становитесь пользователями для себя, кто хочет учитесь на специалистов. Кому предельно интересно, идите на инструкторов. Подумайте прежде, чем идти на инструктора, потому что втянет так, что потом будете рисовать всегда. Поэтому лучше остановиться и подумать прежде, чем пойти в это искусство. Прежде, чем стать авангардистом и прежде, чем начать реальные изменения в жизни таким серьезным образом. Остановитесь, потому что затягивает, невозможно вырваться просто».

Специалисты могут взять эту презентацию, чтобы знать, как об этом говорить и хорошо понимать, что очень концептуально.

«И меня лично больше всего радует близость к группе ученых, к таким людям, как Малевич и Кандинский. То есть мы в авангарде, мы искусство, коллеги».

«Спасибо вам за отзывчивость, потому что так приятно работать, когда это кому-то надо. Когда знаешь, что это полезно. Нет больше энергии, чем этой энергии взаимообмена и взаимной благодарности. Спасибо вам, дорогие».