07.06.2019 / Нейрографика - все что надо знать о методе. Презентация (начало)
Поиск

07.06.2019 / Нейрографика - все что надо знать о методе. Презентация (начало)


«Сегодня у нас очень обыкновенный вечер, потому что я сегодня не могу выпустить маркер из рук. Он у меня все равно всегда с собой, иногда я не понимаю, я держу маркер, или маркер держит меня. Но тем не менее, смысл сегодняшней встречи не про рисование. Он про эффекты рисования, которые появились в моей жизни, которые в том числе появились в вашей жизни, раз вы здесь. Так же про тех людей, в жизни которых нейрографика со всем своим волшебным объемом, потенциалом появится в ближайшие годы. Почему годы? Потому что презентация, которую я сейчас для вас приготовил, она новая, она по результатам июня 2019 года». Эта презентация не менялась 3 года. Но в ИПТ есть профессионалы разного рода. Например, специалисты. Это самый большой отряд профессионалов в нейрографике. Они имеют право рассказывать про нейрографику, выступать на презентациях и фестивалях. «И как будто я больше всех должен вам рассказывать о том, из чего сейчас нейрографика состоит в достижении. Три года я этого не делал, потому что мы наполнялись до тех пор, пока не пришли к этой точке. Точка наша уже достаточно высока. Мы уже на топ-вершине, и уже очень много вещей произошло. И сегодня я вам расскажу все, что надо знать о нейрографике, о состоянии нашей школы на данный момент». «Я веду свою трансляцию из Петербурга, который является столицей нейрографики. Я в своё время переехал жить в Санкт-Петербург как раз для того, чтобы сказать: «Нейрографика должна базироваться здесь, потому что, Петербург, это такая северная звезда, место, где очень много искусства, очень много роскоши, очень много такой душевности, очень высокий полет здесь души, мысли, сознания у людей. И мне очень хочется, чтобы нас воспринимали, как некоторое явление Санкт Петербурга». «На самом деле, я посвящаю всю эту работу, своей дочери Капитолине Павловне Пискаревой, которую очень люблю. Я счастлив, что она тоже рисует. Рисует уже пять лет, с самого начала. И все-все-все, что я делаю через нейрографику, посвящается ей». Смысл, энергия, творчество Нейро значит мозг. Графика обозначает графическую часть искусства, это основная часть пластического искусства. В нейрографике сошлась пластика руки, пластика арта, пластика эстетики с мозгом, со смыслом, с человеческим бытием. Смысл, энергия, творчество - это три ключевых слова. Это поворот мира с опорой на маркер. «С детства я слышу фразу: “Дайте мне точку опоры, и я переверну мир”. Я вот много, наверно 50 лет, 45 лет точно, я думал: «Что за точка опоры? Как можно перевернуть мир? Вообще, откуда такая фраза, как ее можно было произнести вообще и еще написать?» И вот сейчас я понимаю, что такая точка опоры – это кончик маркера, он совсем тонюсенький, но с опорой на него можно повернуть мир, можно сделать что-то такое, что в жизни все начинает меняться». У нейрографики уже есть в космосе своя настоящая звезда с одноименным названием. У нее есть очень точные астрономические координаты. Для того чтобы эта звезда появилась, судьба преподнесла нам явление по имени Павел Пискарёв, Ph.D. «И в общем-то любой человек, который приходит в наше пространство, может запросить у меня возможности, слетать на нашу звезду. Мы выделим там участок под дачу, больше, чем 6 соток. Эта звезда была подарена лично мне, на самом деле всем нам. Подарена первым инструкторским курсом 2017 года, на выпускной вечер. Такой подарок преподнесли коллеги. Было очень приятно, забавно. Теперь у нас есть свое место в космосе. Она сияет и днём, просто Солнце больше света даёт, а звезда продолжает сиять круглые сутки». На 29 августа 2019 года запланирована защита докторской диссертации Павла Михайловича. У него изменится статус в науке, тем не менее он пока ещё  Ph.D, топософ, психолог, архитектор. И это соединение некоторых субличностей, профессиональных идентификаций дало возможность, создать то явление, которое называется нейрографика. На базе этого явления Павлу Михайловичу удалось собрать многие другие свои прежние разработки. Все они существуют в Институте Психологии Творчества, который был зарегистрирован в 2010 году. «У меня много статусов, много социальных точек соприкосновения с разными сообществами. Я их очень люблю потому, что люблю сообщества, людей, профессиональную жизнь. Сам себе задаю иногда вопросы: “Когда я все успеваю?” Ответа на этот вопрос у меня нет. Я не знаю, как я все успеваю. Знаю только одно, что я рисую, что я люблю жить, люблю создавать новое. А мотив для создания нового всегда происходит от какого-то постоянного, регулярного личного участия в жизни. Поэтому у меня много откровений, не останавливающийся поиск. Я вам так скажу, если мне сейчас 53 года,  последние тридцать девять лет я системно занимаюсь медитацией. С 14 лет я активно занимаюсь медитацией, осознанно включен в поиск. Но сейчас, когда думаю о себе, мне кажется, что все началось намного раньше. Даже раньше, чем я встретил своих родителей в этой жизни. И то, что существует нейрографика, это некоторое явление, которое является отражением судьбы. Во многом я себе говорю, что возможно это миссия, ради которой я пришел в этот мир». Нейрографика родилась 29 апреля 2014 года в авиаперелете, когда Павел Михайлович летел в самолете из Москвы в Израиль, в аэропорт Бен-Гуриона, В небе над Иерусалимом, высоко над облаками, и родилось это слово в его сознании. «Сейчас это кажется правильной волшебной историей. В общем-то чудесно, когда что-то родится. И это происходит там, высоко над землей». «Вчера мы рисовали воздушные шары на день воздухоплавания. Это история о преодолении гравитации, о том, что там наверху, где ты не обременен жизненной тяжестью, существует какой-то другой тип жизни, другой тип мышления. Это одна из находок, подниматься туда, где разреженный воздух, для того чтобы получать свои ответы. Может быть поэтому многие пророки стремились на вершину. Сейчас проще, взял билеты, и ты уже высоко над облаками летишь. Там иногда посапывают люди, но кто не спит, кто бодрствует, тому приходят в голову свежие мысли, священные идеи». Рождение нейрографики 29 апреля 2019 года все любители нейрографики отмечали пятилетие метода. За 5 лет нейрографика стала, по словам Павла Михайловича, самым быстро развивающимся психологическим методом в мире. «И это очень удивительно потому, что, если исследовать историю психологии в целом, все это бы пробиралась с трудом, все как бы с трудом проникало в сознание, все это требовало каких-то мук. У нас идет так, как должно складываться в сказании, в мечте, когда вещи происходят сами, просто потому что они находят отражение в сердцах людей».


Сейчас специалисты и инструкторы нейрографики, то есть уже подготовленные профессионалы, работают в 38 странах мира. Преподавание идет уже на 5-ти языках: русский, английский, немецкий, иврит и испанский. Также развиваются курсы на французском и болгарском. Скоро уже будут обучаться на итальянском. Возможно, на каких-то еще языках. И так это уже семь языков. Но тем не менее, в 38-ми странах преподавание уже идет на пяти языках. Это более 8000 сертифицированных пользователей, 1200 сертифицированных специалистов, 425инструкторов прошлых выпусков вместе с инструкторами этого года.  И больше 25 тысяч людей во всем мире рисуют нейрографику. «Я думаю, что это интересно, в том числе потому, что мир находится в опасности. Люди сдались машинам. Одна из миссий нейрографики – вернуть людям человечность и одно из уникальных человеческих качеств, умение писать. Это то, чего нет ни у кого, то, чему нельзя научить никого другого, кроме человека». За последние 20 лет, в третьем тысячелетии люди все меньше пишут. Меньше людей умеют писать, все печатают на электронных устройствах. Письмо – это мелкая моторика, это тот навык, который людям формирует кору головного мозга. Он формируют высшие психические функции и работает напрямую с мозгом. «И когда люди бросили в свое время перо, карандаш, маркеры и перешли на клавиатуру, они как будто сдались и стали сильно упрощаться. Может быть это одна из причин такой общей гуманитарной деградации людей, упрощение. И люди, которые рисуют нейрографику, они как будто снова берутся за каллиграфический почерк, они опять возвращают себе некоторую человечность. Они как бы включают работу с мозгом через руку, через кончики пальцев, через маркер на кончике мышления. Это очень интересно, потому что, в том числе, это некоторое средство спасения». Нейрографика во всех смыслах находится в авангарде третьего тысячелетия.

Стоит сказать о том, что нейрографика – это культурный феномен. На слайде выше эта мысль раскрывается. Есть много определений что такое нейрографика, потому что феномен большой, как вы видите. Это и акт творения, и технология творчества, и уникальный графический код вселенной. Павел Михайлович утверждает, что в визуальном смысле вся вселенная устроена одинаково, что мир состоит из кругов и линий, а круги и линии резонируют между собой. Это является концептуальным заявлением метода. И это рекомендуется запомнить. Так можно говорить о космосе, о клетке, обо всем живом. Так можно говорить обо всем, из чего состоит мир природы. «Наверно так нельзя сказать о мире такой логистики, которая должна штабелями складываться в прямоугольных помещениях, но живой мир состоит из кругов и линий». Кроме того, нейрографика – это научное произведение. Современный мир, во-первых, не существует без научного мировоззрения, без научного приложения. С другой стороны наука помогает нам быть адекватными, трезвыми, нормальными, чтобы это было не какое-то тотальное увлечение непонятно чем. Это реальное изыскание связи с большими разными дисциплинами. Это очень практический метод. Те, кто рисует нейрографику, возможно, уже сами убедились в этом. Особенно те, кто уже прошел хотя бы курс пользователь и специалист. Они понимают и чувствуют на себе, в каждом рисунке какую-то практику этих изменений. Некоторые люди называют нейрографику визуально кинестетическим моделированием. То есть с помощью глаз: визуального восприятия, визуального схватывания, визуального контакта с миром, – и телесности можно создавать новую реальность. Мы сами создаем, моделируем новую реальность, каждый из нас. Реальность эта, конечно, существует на уровне организации нейронной среды. Например, коллеги из нейролингвистического программирования называют нейрографику визуально кинестетическим моделированием. С помощью нейрографики происходит организация новых и переорганизация старых нейронных связей. Происходит создание новых нейронных кластеров. Так происходит создание новой действительности, потому что любая внешняя реальность – суть отражения внутреннего состояния. Она является проекцией тех фокусов сознания, которые активированы у человека внутри. Нейрографика – это социальная практика еще потому, что она собираем людей вместе. Например, во время онлайн-трансляции на этом вебинаре собралось почти 350 человек. А это уже социальная практика. Люди общаются. Каждую неделю сотни и тысячи людей во всем мире рисуют и общаются. Они собираются в группы и обмениваются своими надеждами, силами, навыками; дружат, любят друг друга, уважают друг друга. Это удивительный феномен с точки зрения качества коммуникаций внутри среды рисующих нейрографику. И уже замечено, что все больше добра происходит от того, что происходит вокруг этого метода. Нейрографика – это эстетический коучинг. Это понятие принадлежит Павлу Пискареву и Институту Психологии Творчества. Если это перевести на простой язык, то звучать это будет так: «Как с помощью красоты строить свое будущее». И, конечно, это стиль в искусстве. «Мы являемся творческим объединением при союзе профессиональных художников России, само это объединение международное, мы уже признанный коллегами профессионалами стиль в искусстве». Нейрографика – это культурный феномен. Что это значит? Культурный феномен означает, что в нашем сообществе существуют все элементы культуры. «Культура – это ведь не простое слово, эта целая наука, а у науки есть элементы, по которым определяется ее полноценный состав. И нельзя всё подряд называть культурным феноменом». В нейрографике есть свой язык, целый набор терминов, целый набор определений.  «У нас есть своя этика. Специалисты, инструкторы, супервизоры. У нас есть система взаимоотношений. Техника у нас как-то будто бы бесконечна. Очень много удалось придумать мне. И каждый раз наши инструкторы предлагают какие-то новые приемы и методы, способы, формы и так далее, в этом смысле техника у нас очень богатая». Нейрографика уже вписана в науку и опирается на большой состав наук. «У нас есть своя история, есть своя энергетическая практика. Вот тот набор и мир потоковых состояний, которые суммарно создают весь энергетический эффект и потенциал, который заложен в нейрографику». Нейрографика – в авангарде 3-го тысячелетия


Нейрографика  дает много эффектов: радость, согласие и взаимопонимание, вдохновение, творчество, поток, покой, потоки счастья и многое другое. «Когда я писал эти слова, то спрашивал себя, и всегда спрашиваю: “Насколько это верно? Насколько это ложно? Насколько я могу это с чистой совестью произнести людям?” Или это какие-то лозунги, пафосы, призывы? Все на самом деле. Мы радостные и между нами есть согласие и взаимопонимание. К вдохновению мы приходим технологически». «Заметьте, нейрографика – это метод, который технологически приводит человека к вдохновению, независимо от того, что является поставленной перед ним задачей или проблемой». Сообщество рисующих нейрографику занимается творчеством. Эти люди творят новую реальность. Покой в мире множится от того, что много тысяч людей, приобщившись к нейрографике, просто заняты своим делом, вместо того, чтобы сеять невроз и тревогу. «Это, правда, что мы находимся в потоке, ну и как бы коэффициент счастья на планете от нас пребывает. Это очень приятно, и это правда». Этот мир надо менять, но начинать надо с себя. И вот это такая практика, когда очень удобно начиная с себя, каждый раз работая над собой. Сообщество нейрографов умножает потоковость и счастье в этом мире. «Мы управляем, мы работаем в мире эмоционального интеллекта и в мире эстетического интеллекта. Это очень красиво, потому что это такие вещи, которые объявлены еще в конце 20 века. Сказано, что у человека есть эмоциональный интеллект, и люди пытаются эмоциональный интеллект решить вопросами рационального интеллекта, как-то управлять эмоциями. По-моему, все очень просто - возьми любую проблематику, переведи её каким-нибудь образом в состояние решения, счастья, вдохновения, и значит ты владеешь своим эмоциональным интеллектом. Не он владеет тобой, а ты владеешь им». И вот это самое важное - при решении рациональных задач наладить отношения дома, встретить близкого человека, найти отношения с ребенком, с начальником, поправить свое здоровье, затеять какую-то историю улучшения благосостояния семьи и себя, и прочее-прочее. Какие только проблем уже не решают люди, рисующие нейрографику. Набор кейсов и набор историй можно прочитать на официальном сайте Института. Их так много, что просто не успеваешь читать.

Что же такое нейрографика, что же такое авангард? Авангард – это наука, искусство и управление в одном лице. «Более того, сейчас я вам расскажу некоторую культурологическую историю, откуда произошло слово «авангард», и почему я называю нас авангардистами, почему считаю себя художником-авангардистом. Именно так я себя позиционирую». В военной терминологии, в терминологии батальных дел, в милитаристской терминологии, авангард – это те, кто впереди всех, которые встречаются с неприятелем, которые ведут разведку, которые идут впереди всех. И человечество всегда идет вперед. И авангард – это те люди, которые находятся на самом переднем крае движения человечества в будущее. И никто не знает, какое оно, это будущее. Но авангард существует, и впереди этого кто-то есть.

Термин «авангард» предложил когда-то француз Анри Сен-Симон, просветитель. Один из людей большого ума, людей, которые заложили просвещение в целом. А мы все продукт просвещения просто потому, что мы любим учиться. Потому, что наше образование – это обучение. То какие мы есть – это результат обучения. Мы все – продукты эпохи просвещения. И Сен-Симон, один из великих людей просвещения, определил когда-то, что в авангарде человечества стоит такое триединство: художник, ученый и рабочий. И в союзе художника, ученого и рабочего ведущую роль Сен-Симон отвел художнику. Удивительно то, что художник поставлен лидером в тройке с ученым и рабочим. Но в те времена, в середине 18-19 веков, рабочие были очень прогрессивной силой. С тех пор времена изменились, и мы можем чуть-чуть иначе смотреть на эту тройку. «Поэтому сейчас я говорю о художнике, как об ученом и управленце, как о человеке, который управляет реальностью. То есть сейчас ведущий движущей силой в мире являются те люди, которые берутся решать вопросы управления в целом. Это управление собой. Управление эмоциями, коммуникацией, знанием, большими и малыми системами». Сама наука управления возникла уже намного позже. И сейчас спустя 300 лет после того, как Сен-Симон определил авангард, мы можем сказать себе: «Сейчас что-то происходит чуть-чуть по другому». Художник важен тем, что он наделен воображением. Художник - это тот человек, который с чистоты листа начинает принимать первообраз реальности. Художник – это человек, который вынимает из невидимого нам мира образ и композицию, выбирает тот первый силуэт будущего, который потом перекладывается в чертеж, в научное определение, переходит в систему управления и так далее. В итоге художник – это тот человек, который двигает всех остальных людей вперед. Художник – это такое легитимизированный и социализированный человек. «Если хотите, шепотом скажу, шаман или человек, который на грани с неведомым, позволяет человеку найти контакт с той силой, которая стоит впереди».


Термин авангард можно исследовать долго. Рекомендую этим заняться, потому что у него есть и политическое значение, и художественное. Нас, конечно, волнует больше социально-художественное, потому что мы все люди. Все люди находятся в художественном мире. Все находятся в социальном мире. Концепция, которую предлагает Павел Михайлович Пискарев, заключается в том, что в авангарде стоит художник, как ученый, предприниматель и управленец. Это концепция, когда человек предпринимает усилия для исправления своей судьбы и для строительства нового, который просто предпринимает усилия для создания нового мира. Художник, ученый, предприниматель. Когда эти три роли соединяются в одном человеке, он становится лидером по отношению к другим людям. Триединство этих сил создает способность создавать новый мир, индивидуальность. Позволяет создавать уникальную стратегию жизни. Не просто эксплуатировать то, что нам предлагают на тарелочке с голубой каемочкой, а именно создавать. Это действительно новаторство, это идея о том, как можно быть открывателем и создателем нового. «И это очень важно. Поэтому я считаю, что мы все авангардисты, по крайней мере, я себя таким считаю». Очень важно понимать, кто ты есть. Это в общем-то процесс самоосознания. Это то, что говорит нам о том, кто мы такие. Соответственно, заставляет или помогает нам выбирать какие-то вещи, принимать соответствующие решения, следовать определенным принципам, отстаивать определенные ценности. «Мы в авангарде третьего тысячелетия. Осознаете вы это или нет, но уже 20 лет мы живем в третьем тысячелетии. Мы – первое поколение 3-го тысячелетия, первое общество 3 тысячелетия. Я уже даже не говорю просто 21века. То, что сейчас происходит, является фундаментом того, что будет происходить с людьми многие-многие столетия вперед». «Я считаю, что очень важно, что мы здесь сейчас. Мы – первая психотехнология, первый психологический метод, который родился на планете в эти годы. Видите нас много, мы рисуем очень красивые картинки. Много картинок я взял от наших учеников, чтобы не только мною или моими работами было представлено все наше сообщество».

Когда то еще один человек из просвещения, Дени Дидро, сказал что нация, которая научит своих детей рисовать в той же мере, как считать, читать и писать, превзойдет все другие нации в области наук и искусств и ремесел. «Моей точкой внимание в управлении является взаимодействие нейрографики с государственными структурами. Мне интересно какая страна быстрее всех освоит нейрографику на уровне обучения детей, как мы войдем в школу, как мы будем менять человечество. Потому что в общем-то миссия нейрографики, сделать планету рисующий. «Помните, Федор Михайлович когда-то сказал, что красота спасет мир. Я утверждаю, нейрографика спасет мир потому, что мы все делаем красоту. Мы не смотрим на красоту, которую делают другие, мы делаем ее своими руками, мы все вместе спасаем мир, это очень важно. Поэтому мы сделаем нашу планету рисующей. Вопрос, какая страна впервые примет это на государственном уровене. Но я думаю вопрос решаемый, мы просто рисуем». Нейрографика – это искусство, это первый разливающийся психологический метод третьего тысячелетия. Нейрографика и наука

Наука воспринимается определенным кругом людей, как вещь, в которой положено сомневаться. Принципиальный, научный подход начинается с того, что все ставится под сомнение, все новое и все старое. Если человек является представителем науки, он обладает некоторой методологией мышления, которое начинается с сомнения. «Конечно нас, когда все это появилось, ставили под сомнение тоже. Я прожил лично очень много встреч с профессиональными скептиками. Это люди, которые в науке дальше сомнения никуда не пошли, которые от науки кроме сомнения ничего не получили. Наука намного больше, чем сомнения. Но таких людей много, они сомневаются и все. Очень удобная позиция в жизни. Она позволяет ничего не делать и при этом казаться умным. Но суть в другом, мы прошли очень большой путь от начала до некоторой величины, о которой скажу чуть позже». ​«Здесь я хочу подчеркнуть иллюстрацией, что мир состоит из кругов и линий».

Посмотрите на эти слайды. Тут и клетка, и мир нейронов, и космос, и линейная молнии, и шаровая молния. Тут есть все, и все это очень похоже. Если мы не знаем, что изображено на этих фотографиях, нам кажется, что это все одно и то же. Круги и линии резонируют между собой. Это значит, что когда работает головной мозг, то его слышит вселенная. Если человек способен запрограммировать свой мозг на такую гармоничную пульсацию, если создает гармонию в себе, то мир отражается, мир подхватывает и резонирует с этой гармонией, с мольбой или с посланием человека, с телеграммой, направленной строго наверх. Наше сообщество находит контакт с большой реальностью. Это становится все более доказуемо. Как минимум это нельзя опровергнуть, потому что на уровне графики и на уровне визуального языка описания мира все именно так.

Посмотрите на этот слайд. Это образ встречи культурного феномена, созданного руками человека, с феноменом природы. Посмотрите, здесь очень красивая фотография, это карта города. «Я сам архитектор, я градостроитель по образованию. Немало поработал в архитектуре. Я знаю, архитектор чертит прямые линии. Но когда прямая линия садится на реальность, на ландшафт она все равно принимает нейрографический вид». Все в мире принимает нейрографический вид. Встреча культурного рукодельного феномена с феноменом природы создает нейрографическое изображение. Что бы человек не придумывал, как только это становится реальным, оно постепенно становится нейрографичным. Посмотрите на дома, посмотрите на пашню, посмотрите на стену дома, на скульптуру, которая покрылась патиной, посмотрите на картину, как она пошла кракелюрами, куда бы мы ни смотрели, время отражает себя нейрографической линией. Это очень чудесно, наблюдать, как человек соединяется с природой с помощью того, что удалось назвать нейрографикой. Это очень удивительно, тем не менее нейрографика – это научное произведение. Вот это стоит знать всем специалистам, инструкторам, также всем, кто рисует, а также всем, кто интересуется. Во-первых у нас есть много философских оснований. «Вот тут мне лучше не начинать, потому что я очень люблю философию. Могу вспоминать, например, Анри Пуанкаре. Сейчас о нем рассказал бы очень много. Но самое главное, что мы касаемся философии. Это все-таки Серён Кьеркегор, который считается основателем экзистенциальной философии. Он сказал, что человек в мире существует, и основной проблемой человека является выбор». Все остальное – всего лишь модели. Есть человек и непознанный мир. И каждый следующий момент настолько не познанный и настолько не похож на все предыдущие моменты, что, чтобы жить честно и оригинально, мы сталкиваемся с одним - человек существует в этом мире один. Сам родится, сам уходит из этой жизни. Вот такая экзистенциальность. К ней надо иметь доступ, надо иметь возможность с ней работать. «Поэтому в основании всего лежит наш экзистенциальный выбор, наш экзистенциальный подход».

Кроме того, экзистенциальный выбор, подход, философия бытия, психология существования – это самый пик современности и того, что обсуждается на пленарных заседаниях самых больших конференций. Это высшая точка, куда пришла сейчас вся гуманитарная мысль. «Я с удовольствием вспоминаю в психологии Ухтомского». Это великий русский психолог, который поставил некоторое учение о доминанте. Это психофизиолог, который работал с Бехтеревым, с Павловым. Это люди, которые создавали теорию того, как связано сознание с телесностью, как работают рефлексы. Работы Ухтомского лежат в основании многих технологий нейрграфики, например, нейродрево, всё движение героя, все вертикальные композиции строятся на теориях Ухтомского. Конечно, работа идет и в области социологии. Жильбер Дюран. Его социология воображения, которая связана как раз-таки с работами русских физиологов. Этот контакт воображения, социального проявления и физиологии – то, что нам надо. «Нам ведь в жизни надо что? Чтобы все было по-настоящему, физиологично, чтобы это было социально, чтобы было реально. Чтобы научный человек подтвердил, сказал: «Да, это вообще-то не случайно, это системно, это повторяемо”. Конечно же это Юнг и аналитическая психология. Например, в нейрографике мы работаем с графическими архетипами, настраиваем синхронизацию. «Синхронизация – это такой странный, я бы сказал мистический, эффект. Само слово мистический не несет в себе никакого опасного смысла. Mist это туманность, дымка. То есть смотрим в будущее. И мистиком является тот, кто может из этой дымки, из туманности будущего, увидеть и разглядеть какие-то образы. И мистичность часто проявляется в резонансности, в синхроничности. Вот то, что мы рисуем в линиях поля. По большому счету это настройка синхроничности». Также работа идет в области гештальтпсихологии, гештальт подхода, нейропсихологии. Потому что нейрографика – линейный это язык. В отличие, от устной речи. Конечно, еще это психосинтез, теория систем, искусствоведение и так далее. Теоретически можно еще больше пополнить этот список. «Когда я разрабатывал эту теорию, то вспоминал всех этих людей. Я счастлив, что я знаю это. Изучая системно творчество, я понимаю, что об этом говорят многие теоретики, что творчество – это рождение нового в синтезе знаний». В синтезе этих наук удалось создать научный метод нейрографики. И 15 марта 2019 года было получено удостоверение, которое прошло квалификационную комиссию по стандартам Бернской конвенции. Существует такая Бернская конвенция об авторских произведениях, где рассматриваются новизна и ценность литературных, а также научных произведений. Эта конвенция лежит в области международного права. И нейрографика считается научным произведением. Что это значит? Это значит, она обладает больше чем 70% новизны. Т.е. это знание не повторено откуда-то, а существует в какой-то новой реальности.

«Нашим научным руководителем, человеком, который двигает меня многие годы. который помогает сейчас нашим людям создавать большой научный объем в нейрографике, является Владимир Васильевич Козлов». В этом году два уже человека подали документы на соискание докторской степени. Даже не кандидатской, а докторской степени в нейрографике. Это будут серьезные исследования. «Мы исследуем общие вопросы, исследуем вопросы коммуникации. Мы исследуем вопросы взаимодействия с мозгом. Это без того, что у нас существует, хоть какие-то гранты, пока все на своих активах, которые мы берем с помощью маркера и самих себя». «Много могу рассказывать о профессоре Владимир Васильевиче Козлове, потому что это мой учитель. Это заслуженная величина. Это президент международной академии психологических наук. Он мудро управляет не только нашим институтом и нашей школой. Я имею в виду курирует, наставляет. Я очень рад, что мы находимся где-то объеме его знания».

Сообщество нейрографики и ИПТ располагает многими своими научными идеями. Во-первых, теория развития воображения. Это удивительная теория. Это философский вклад, теория Метамодерна, парадигмальный анализ, пирамида сознания. Также есть много работы с пирамидами, потому что пирамида – это треугольник, это графический элемент, это целая графическая фигура. Теория восхождения героя, мультиролевая личность. Нет смысла все перечислять. На слайде все написано. «Сам факт, что вся теоретическая база, которую удалось создать, заметьте не собрать, а создать, она уникальна. Всё, что здесь написано, не существует больше вообще нигде, это абсолютно наши продукты, это интеллектуальные продукты зарегистрированные, апробированные». Нужно больше лабораторных исследований. Сейчас идет разговор с одной лаборатории в московском университете на тему того, чтобы провести хорошие полные исследования с серьезной лабораторной базой. Линия это не просто линия. Это действительно наука. «Когда я говорю авангард, что это искусство, художник, ученый и управленец, я не шучу. Я говорю серьезные вещи. Я их обосновываю, это наше. Мы не делаем пустоты, мы не занимаемся придумыванием сказок. Мы занимаемся очень серьезными тонкими вещами. И самое удивительно, что это так легко дается. Хотя не так уж и легко дается, потому что для изучения и освоения этого есть такое серьезное профессиональное обучение, которое занимает достаточно много времени».

На этом слайде можно увидеть результаты электронного сканирования мозга во время нейрографического рисования. Три года назад проводили эксперимент с участием Павла Пискарева, на приборах и получили ясное графическое отражение того, как работает нейрографика в процессе исполнения алгоритма. «То, что я предполагал, как гипотезу, подтвердил электронный прибор. Но как вы понимаете работа с приборами требует специальных средств, у меня лично таких средств нет, моя задача была попробовать сделать один эксперимент, убедиться в том, что все правильно и ждать своего часа. Поэтому мы ждем того часа, когда мы попадем в большие лаборатории или с нами начнут общаться люди, обладающие большими ресурсами, имеется в виду технологическими». На сегодняшний день уже ведется диалог с коллегами из сообщества нобелевских лауреатов в Германии. Они общаются с учеными, биологами, нейрофизиологами и другими. «Наши коллеги из Германии устроили этот контакт. Меня даже пригласили с ними встретиться. Встреча состоится».

Павел Михайлович говорит, что открыт для встречи с людьми, которые хотят заниматься наукой, и что мозг можно отразить работой линии. Графические активы нейрографики отражают те состояния, которые показывает работа мозга в разных состояниях: альфа, бета, гамма, тета, дельта волны. Это изучается на курсе Инструктор нейрогафики в модуле Нейроскетчинг. «Ведь если мы их рисуем, сонастраиваемся с определенной частотой колебаний, то мы можем наши проблемы решать за счет настройки мозга. Это одна из идей, которая ляжет в основу докторской диссертации одного заслуженного человека, нейропсихолога. “Влияние нейрографической линии на состояние работы мозга и возможности работы с этим состоянием” - так будет называться эта работа. Мне кажется, что это интересно. Лично для меня любопытно, что можно одну и ту же задачу прогнать через несколько состояний. Допустим, какой-нибудь коммунальный вопрос живет в состоянии альфа волны определенной частоты. Если этот же вопрос пропустить через остальные частоты мозга, то придет новый набор решений, который будет вызван этими действиями.  И он будет сильно отличаться от стандартной альфа частоты. Понимаете, о чем я говорю? Это очень любопытно, поэтому нейрографическая линия сама по себе самый главный актив нейрографики. Это про науку».

Про искусство можно говорить бесконечно. Посмотрите на этот слайд. Он про круг: в искусстве, в архитектуре, на иконах, на работах эпохи возрождения и эпохи модерна, круг в постмодернизме, даже в метамодернизме, круг в руке Кандинского и круг Микеланджело Круг сквозь века. «Приёмы или модели, которые мы используем, в искусстве существуют уже давно. Но самое главное, что мы говорим про авангард».


Авангард, как явление искусства, существует в русской художественной традиции давно. И вот, что надо понимать для искусства, что Василий Кандинский в свое время освободил формы. Это первый человек, который начал рисовать геометрию. Он просто сказал, что искусство свободно от подобия. Человек не обязан рисовать похожие предметы. Художник это не тот, кто создает открытки. Художник – это человек, который работает с чистой формой. Кандинский освободил форму. Потом пришел Малевич и освободил цвет. Он сказал, что цвет не обязательно должен всегда передавать тона, полутона и создавать исключительную реальность. Потому что художник – это не тот человек, который должен понятное оставлять понятным. Художник – это человек, который ставит вопрос. Художник даже больше, чем философ. «Если перед художественной картиной у вас не возникает вопрос, если вы не выпали из обыденного коммунального состояния, если вы продолжаете оставаться в чувстве важности, я мол понимаю, что и как, то художник сделал просто увеселительную открыточку. Он был декоратор. Малевич освободил цвет, он сказал: просто чистый цвет – это наслаждение, это чистая энергия». Нейрографика освобождает линию. Линия не служит тому, чтобы соединить точку А с точкой B кратчайшим путем. Линия существует сама по себе, она самоценна. Настолько, что может творить реальность, как минимум за счет того, что она мобилизует нетронутые, незадействованные до сих пор при решении определенных задач участки мозга и потенциалы сознания. И в этом смысле наше сообщество продолжает традицию русского авангарда, который уже сто лет является одним из фундаментальных принципов искусства в целом. «Я очень рад находиться в таком продолжении». «Мне очень импонируют слова Татьяны Черниговой о том, что весь цивилизованный мир ждет художников, которые совершат прорыв в нашем сознании». На сегодняшний день так много информации собралось в людей, что интегрировать ее может только визуальное искусство, которое дает максимально много информации. Поэтому нейрографика – это стиль в авангарде. С одной стороны, это наука. С другой – абсолютно точное движение в искусстве. Никто никогда в мире так не рисовал. Самое трудное в искусстве, придумать какую-то новизну, причем такую, которая не повторяет, которая отделена от самого художника, которая имеет основание, которая имеет описание. «Нам это удалось, поэтому можно смело говорить, что нейрографика существует в искусстве».

В 20 веке художники старались как-то осознать себя. Человечество находится в такой фазе, когда люди осознают себя. «Наша основная идея, понять кто мы, какие мы, как мы можем управлять этой реальностью». Поэтому много людей интуитивно двигались в сторону внутреннего мира. Не мифического образного мира переживаний, а просто как напрямую нарисовать себя. «Лично я очень люблю композиции Клее, Поллок. По-моему, все искусство Поллока – это очень интуитивное движение в сторону нейро. Можно вспоминать Грея, можно вспоминать других художников. Грег Дан много просто рисовал нейро, он показал насколько это красиво. Думаю, много можно перечислять, много инсталляций существует такого нейро типа. Но никто никогда не производил такого прямого движения. Никто не знал этой научной базы». «Чем мне нравятся Кандинский и Малевич, тем, что они оставили после себя не только художественные произведения и школы. Но они оставили некоторые научные описания того, что они делали. Поэтому это авангард, и еще потому, что у этого есть хорошая серьезная научная теоретическая база».

Теоретическая база нейрографики предельно велика. Это массовое искусство. Не то, как один человек творит, а остальные наблюдают, множат и тиражируют. «Мне кажется, что искусство больше в перформансе. Оно существует happening, когда человек делает искусство, а не наблюдает его. Вот это делает искусство массовыми. Тогда оно становится уже по факту массово». Нейрографика – это простой метод. «Все знают, что он простой, что можно начинать рисовать по ролику в ютюбе. Но только начинать!» Чтобы освоить этот метод, требуется как минимум 9 месяцев серьезного обучения. Этот курс называется «инструктор нейрографики». Даже инструкторы рисуют и продолжают учиться, потому что все это очень богато. Самое главное, это богато на личные открытия. Процесс освоения нейрографики связан, в том числе, с процессом узнавания себя. А нет ничего более важного, экзистенциально точного, чем узнавания себя. При чем это позитивное узнавание: «А я еще и так могу! И вот так могу». Посмотрите еще раз на этот слайд. Здесь написано «тонкая настройка и уникальный способ выявления реальности, эффективный процесс изменений». «Рерих с элементами нейрографики. По-моему, он более в символичной реальности живет, в символической реальности живет. В чистом виде Рерих, при всей моей любви к нему, чуть-чуть в другом мире живет».


Продолжение читайте по ссылке

Просмотров: 0

©2020 Институт Психологии и Творчества Павла Пискарёва

ИП Полуэктов Денис Андреевич ОГРНИП 315265100042482 ИНН 262608363904

  • Facebook Social Icon
  • Instagram Social Иконка
  • Vkontakte Social Icon
  • Odnoklassniki Social Icon
  • YouTube Social  Icon